Интересное

История Мосаддыка: как ЦРУ свергло иранского премьера

img

«Доходами от нефти мы сможем удовлетворить все наши нужды и положить конец бедности, невежеству и болезням, охватившим миллионы трудящихся нашей страны. С ликвидацией Англо-иранской нефтяной компании исчезнет центр интриг, провокаций и вмешательства во внутренние дела страны, что наконец позволит Ирану достичь своей экономической и политической независимости», — говорил Мухаммад Мосаддык, иранский премьер-министр, с именем которого связаны масштабные демонстрации, обернувшиеся долгожданной национализацией нефтяной промышленности Ирана.

Мухаммад Мосаддык / источник фото: wikipedia.org

Нефтяной вопрос

Разведка и первые попытки регулярной добычи нефти в Иране относятся к началу ХХ века. Тогда британский предприниматель Уильям Нокс ДʼАрси, проведя предварительные изыскания, получил у шаха Мозафереддина концессию (эксклюзивное право на разработку той или иной сферы промышленности, хозяйства или природных ресурсов) на 60-летние исследования и добычу нефти на 75% территории Ирана. Взамен предприниматель обещал единовременную плату в ₤20 тысяч, а также 10% акций его будущей компании.

Поначалу его затея казалась неудачной — первые разведки не дали никаких результатов, и он вынужден был продать свой нефтяной бизнес компании Burmah Oil в 1905 году. Компания также изначально могла усомниться в разумности этого вложения, однако через три года после покупки в ходе разведок на юго-западе Ирана было обнаружено крупнейшее месторождение нефти в местечке под названием Масджед-е Солейман. Для добычи, транспортировки и продажи добытой нефти была создана Англо-персидская нефтяная компания (АПНК), а ДʼАрси был назначен ее директором. АПНК наращивала добычу в регионе, получив в пользование месторождения не только в Иране, но и в соседнем Ираке, а также начала постройку перерабатывающего завода в Абадане, долгое время бывшего крупнейшим в мире.

Уильям Нокс Д’Арси / источник фото: wikipedia.org

Перед Первой мировой войной АПНК получила крупного клиента, а также мощного союзника и покровителя в лице британского королевского военно-морского флота. Первый лорд Адмиралтейства Уинстон Черчилль принял решение о переводе судов с угля на жидкое топливо, а необходимые для этого ресурсы могла дать только иранская нефть. Так британское правительство фактически стало защитником интересов АПНК в регионе.

Спор о доходах

Объемы добычи АПНК значительно выросли в первые десятилетия ХХ века, однако доля доходов, отчисляемых компанией иранскому правительству оставалась на прежнем уровне — это, естественно, было поводом для раздражения. Переговоры о пересмотре условий концессии ДʼАрси были инициированы в 1925 году министром двора династии Пехлеви Абдолхосейном Теймурташем, утверждавшим, что договор был заключен АПНК с предыдущим правительством, чьи действия были нелегитимными, поэтому сейчас являются недействительными.

Первое месторождение нефти, разведанное в Масджед-е Солейман / источник фото: cgie.org.ir

Переговоры были напряженными. К оценке действующего соглашения привлекались сторонние эксперты. Британия и Иран предлагали собственные схемы разделения доходов. Теймурташ, ставший инициатором переговоров, был смещен со своего поста и арестован — не за отсутствие прогресса в обсуждении. В 1932 году иранский МИД объявил о денонсации концессии ДʼАрси, а Британия подала жалобу в Лигу наций. И только вмешательство международного органа позволило сторонам вновь сесть за стол переговоров. Новое соглашение, сильно увеличивавшее отчисления АПНК иранскому правительству было подписано в 1933 году.

Министр царских кровей

Судьба Мухаммада Мосаддыка во многом кажется типичной для наследника семьи государственного служащего эпохи поздних Каджаров, имевшего кровные связи со двором. Он принимал участие в Конституционной революции 1905-1911 годов, а затем в обстановке общего разочарования уехал учиться в Европу. Вернувшись на родину, Мосаддык вновь занялся политикой — был депутатом меджлиса и министром финансов каджарского правительства. В эпоху Резы Пехлеви он, как и многие политические деятели прошлого, отстранился от активного участия в политике.

Нефтеперерабатывающий завод в Абадане / источник фото: wikipedia.org

После навязанного командованием войск союзников, СССР и Британии, отречения шаха Резы в пользу его сына Мухаммада Резы в 1941 году последний запустил процесс либерализации политической жизни в стране. Была объявлена амнистия, а некоторые общественные движения, ранее существовавшие лишь в подполье, смогли вернуться в легальное поле. Вернулись к политике и те, кто, казалось бы, уже давно отошел от дел. Одним из таких «возвращенцев» стал Мосаддык.

И снова нефть

К весне 1951 года движение за национализацию нефтяной промышленности в Иране распространилось по всем регионам страны. Забастовки и акции проходили не только в зоне деятельности Англо-иранской нефтяной компании (так она стала официально называться с 1935 года) — демонстрации и массовые митинги проходили в Тегеране, Тебризе, Исфахане и других городах. Нефтяная комиссия меджлиса не могла не обращать внимания на требования митингующих, а они требовали передачи всех нефтяных промыслов в собственность Ирана. О решимости протестовавших может свидетельствовать хотя бы тот факт, что открыто возражавший против национализации премьер-министр Хадж Али Размара был убит радикальной группой «Федаин-е ислам» в марте 1951 года.

Демонстрация студентов в поддержку Мосаддыка (1952) / источник фото: wikipedia.org

Смерть главы кабинета министров еще больше подстегнула парламентариев. Уже 26 апреля 1951 года члены комиссии приняли закон о национализации нефтяной промышленности, а 15 марта он был принят обеими палатами парламента. Однако подобный законодательный акт еще не означал победы митингующих — закон еще нужно было соблюдать, для чего была собрана специальная депутатская группа.

Восхождение

Вскоре после принятия закона должно было состояться утверждение нового премьер-министра вместо подавшего в отставку Хусейна Ала. Кандидатом двора был Сейид Зия, о котором многие отзывались как о рьяном англофиле. Во время прений в меджлисе один из лидеров правых сил якобы в полемике предложил Мосаддыку баллотироваться в премьеры. Неизвестно, была ли эта акция спланированной, но она явно оказалась удачной — большинством голосов его кандидатура была одобрена.

Мосаддык тут же объявляет курс на национализацию нефтяной промышленности. 1 мая принятый парламентом и одобренный шахом закон вступает в силу, а главным героем в глазах иранцев становится именно премьер. Его партия «Национальный фронт» проводит многотысячные акции в его поддержку — в них участвуют почти все силы, оппозиционные шаху, в том числе и часть духовенства. А в конце года журнал Time признает Мосаддыка — первым из иранцев — человеком года.

Массовые протесты против политики Мосаддыка / источник фото: bizevdeyokuz.com

Летом 1952 года конфликт между шахом и премьером достигает апогея — Мосаддык требует себе чрезвычайных полномочий на 6 месяцев, которые включали бы в себя назначение его министром обороны. Монарх резко отказывает и отправляет премьера в отставку. С 17 по 21 июля в Тегеране проходят массовые акции в поддержку Мосаддыка — они перерастают в столкновения, в которых погибает более 30 человек. Мухаммад Реза идет на уступки и восстанавливает опального премьера в должности. Окрыленный успехом Мосаддык объявляет о разрыве дипломатических отношений с Британией, тем самым только обостряя конфликт.

Переворот

Великобритания и США были всерьез обеспокоены популярностью Мосаддыка и его идей в Иране — первые планы по его силовой ликвидации относятся еще к 1951 году. К 1953 году становится ясно, что именно этот вариант спецслужбы двух стран должны воспринимать как основной. В апреле того же года план по свержению Мосаддыка был готов. К тому моменту позиции премьера пошатнулись — несмотря на большую поддержку в народе, его коалиция в парламенте раскололась. От него отвернулось духовенство, ряд националистических движений, а также коммунистическая партия «Туде».

Генерал Фазлолла Захеди в дни государственного переворота в 1953 году / источник фото: tarikhshenasan.blogfa.com

1 августа 1953 года глава операции, которая в ЦРУ получила кодовое имя «Аякс» (британцы назвали ее The Boot — «ботинок», имеется в виду английское выражение со значением «дать пинка»), Кермит Рузвельт встретился с шахом и посвятил его в планы по свержению Мосаддыка. Уже через 10 дней, согласно инструкциям, Мухаммад Реза отправился в свою летнюю резиденцию в Мазендеране. Оттуда он должен был издать указы об отставке Мосаддыка и назначении на должность премьера Фазлаллаха Захеди (его кандидатура была также одобрена организаторами переворота). Однако случилась заминка и Мосаддык узнал о планах шаха. Ему удалось арестовать генерала шахской гвардии, который должен был оповестить его об отставке и задержать. Мухаммад Реза вынужден был покинуть страну, а премьер запустил процедуру свержения шаха.

Мосаддык во время домашнего ареста в Ахмедабаде в 1965 году / источник фото: wikipedia.org

Между тем заговорщики приступили ко второй части плана. Наладив контакты с духовенством и связанными с ними представителями базара, а также полукриминальными кругами, они при помощи подкупа организовали ряд крупных демонстраций в поддержку шаха. Мосаддык же начал совершать серьезные ошибки. Почувствовав близость победы, он решил отказаться от поддержки партии «Туде», важной силы в организации протестов. 19 августа состоялась массовая акция в поддержку шаха, где специально подготовленные «коммунисты» спровоцировали столкновения членов партии «Туде» с их противниками, в которые демонстративно не вмешивалась полиция. Сторонники шаха захватили важнейшие точки города, а по радио передавали новости о свержении Мосаддыка. Вскоре в город были введены танки, а сам премьер был арестован. До своей смерти в 1967 году он находился под домашним арестом в собственном имении Ахмедабад недалеко от Тегерана.

Так закончилась история прихода к власти родственника династии Каджаров, сыгравшего важнейшую роль в политической жизни Ирана в 1950-е годы.

Источник