Story

Дэвид Флойд: советский шпион, которого простили

img

Британский дипломат Дэвид Флойд в 1951 году признался, что был завербован советской разведкой, но дело против него так и не было заведено за недостатком улик.

Признание о сотрудничестве с советской разведкой Флойд сделал через несколько недель после внезапного исчезновения Гая Берджеса и Дональда Маклина - двух членов так называемой Кембриджской пятерки (советских агентов в Великобритании, завербованных в 30-х годах прошлого века в Кембриджском университете советским разведчиком Арнольдом Дейчем).

Истории Дэвида Флойда посвящена статья исследователя Джеффа Халберта в свежем номере газеты Sunday Times. Халберт, который работает над биографией двойного агента МИ-5 и НКВД Гая Берджеса, изучил рассекреченные на днях Британией документы по делу Дэвида Флойда.

Дэвид Флойд, увлекавшийся в студенчестве коммунистическими идеями, с 1944 по 1948 годы был сотрудником британского посольства в Москве. Из рассекреченных документов министерства иностранных дел до сих пор сложно понять, какой именно ущерб британским интересам мог нанести Флойд, пишет Халберт. В документах есть цитата из признания Флойда о том, что он передавал СССР материалы, не представлявшие большой ценности. Хотя понятно, что у Флойда, который входил в секретариат посольства, был доступ к секретной информации, представлявшей большой интерес для Москвы.

Роджер Аллен, занимавший тогда пост первого секретаря британского посольства в Москве, отмечает, что для Флойда не составило бы никакой сложности получить почти любой секретный документ. До того как признаться в сотрудничестве с советской разведкой, Флойд успел поработать в британских посольствах в Праге и Белграде. Он отрицал, что занимался шпионажем в Чехословакии и Югославии, хотя во время его работы в этих посольствах были зафиксированы утечки секретной информации.

Вопросы без ответов

История Дэвида Флойда вызывает многочисленные вопросы, на которые до сих пор невозможно дать однозначный ответ. Как и почему Флойд, увлекавшийся идеями коммунизма в студенчестве, получил ответственный пост в посольстве в Москве? Почему за несколько лет работы дипломатом он ни у кого не вызывал подозрений? Зачем он признался, когда его уже ни в чем не подозревали? Почему даже после признания он не понес никакого наказания?

Во время учебы в Оксфорде Дэвид Флойд, сын железнодорожника, увлекся идеями коммунизма и стал секретарем оксфордского отделения британской компартии. Еще будучи студентом он добился серьезных успехов в изучении русского языка и женился на коммунистке Джоан Даббс, с которой у них в 1944 году родился сын. Флойд был коммунистическим агитатором в Оксфордском университете, но удивительным образом это не стало препятствием при приеме его на работу в посольства в Москве, Праге и Белграде.

Гораздо большее возмущение руководства вызвал его роман в Москве с актрисой Лидией Мариенбах. Роман привел к разводу с женой, и молодой дипломат получил нарекания от руководства за шаткие моральные устои. Но никаких серьезных опасений по поводу благонадежности Флойда ни у кого не возникало.

Карьера

Во время Второй мировой войны Флойд поначалу поступил на службу в Королевские военно-воздушные силы Великобритании, однако был комиссован из-за плохого зрения. Свободное владение русским языком помогло ему получить должность переводчика британской военной миссии в Москве в 1944 году, после чего ему предложили временную работу в посольстве. Впервые министерство иностранных дел обеспокоилось по поводу того, что ни разу не проводило необходимую проверку Флойда, только через шесть лет, когда тот уже успел поработать в Праге и перевестись в Белград.

В 1948 году Флойд перевелся на работу в британское посольство в Праге, где он женился на гражданке Чехословакии. Вскоре после свадьбы его перевели на работу в Белград. Тревогу по поводу благонадежности Флойда поднял один из чиновников министерства обороны страны. Этот чиновник узнал во Флойде студента из Оксфорда, увлекавшегося идеями коммунизма. 5 марта 1950 года вышло распоряжение министерства иностранных дел провести проверку в отношении Флойда.

"Простой человек"

"Мы должны быть полностью уверены, что никаких следов от увлечения коммунизмом не осталось", - говорилось в служебной записке, сопровождавший это распоряжение.

В ходе проверки было установлено, что Флойда в студенчестве действительно интересовали идеи коммунизма, однако у руководства это не вызвало никакого беспокойства. Руководитель отдела кадров заявил, что Флойд уже шесть лет находится на службе в правительстве Ее Величества, причем за железным занавесом, и выполняет свой долг честно и добросовестно. Единственное, что может бросить тень на его репутацию хорошего сотрудника, - его юношеское неблагоразумие, которое осталось в прошлом.

Один из коллег Флойда в посольстве в Праге сообщил, что Дэвид - "простой человек, который не смог бы все это время вести двойную жизнь". К августу 1950 года министерство иностранных дел пришло к заключению, что серьезных оснований для беспокойства по поводу благонадежности Флойда нет. Коллеги, работавшие с ним в Москве, отказывались верить в то, что он действительно мог быть коммунистом.

Почему тогда Флойд решил добровольно признаться в том, что он был завербован советской разведкой? И почему он сделал это именно после исчезновения Берджеса и Дональда Маклейна?

Нет никаких оснований утверждать, что его работа была как-то связана с Кембриджской пятеркой и что исчезновение Берджеса и Маклейна могло заставить его в чем-либо признаться. Среди возможных причин признания в документах приводится следующая: Флойд счел себя неподходящим для продолжения дипломатической службы (что было бы вполне честным признанием). Возможно, его впечатлило исчезновение двоих из Кембриджской пятерки, и он стал опасаться, что русские могут похитить и его. Сам Флойд говорил, что советские агенты попытались достать его в Белграде, но он смог избежать общения с ними. В своем заявлении он говорит, что хочет начать новую жизнь с чистого листа.

Не исключено, что за время работы дипломатом он стал иначе смотреть на Советский Союз: на его отношение к идеям коммунизма могли повлиять события в Чехословакии в феврале 1948 года. На него мог произвести впечатление и югославский лидер Иосип Броз Тито, порвавший отношения с СССР в 1948 году.

Когда Дэвид Флойд признался в том, что был завербован советской разведкой, прокуратуре понадобилось меньше месяца, чтобы сделать вывод о недостаточности доказательств для заведения уголовного дела. Министерство иностранных дел тогда, конечно, было заинтересовано в том, чтобы решить все вопросы по возможности тихо и избежать очередного шпионского скандала. Если бы Флойд был привлечен к уголовной ответственности, скандал был бы неминуем.

Флойд и дело Кембриджской пятерки

После признания Флойда у него был изъят паспорт, но он смог вернуться в Белград, чтобы привезти в Лондон беременную жену. Ему разрешили покинуть Британию несмотря на то, что он мог скрыться. Но Флойд вернулся в Британию, и паспорт ему вернули.

"Он уже на связи с МИ-5, где хотят подыскать ему работу", - говорилось в одной из служебных записок министерства иностранных дел.

Посол Британии в Белграде Чарльз Пик предложил Флойду с семьей пожить в его загородном доме в Британии, пока он не обустроится. В декабре 1951 года у Флойда родился сын Кристофер, который сейчас занимает должность судьи апелляционного суда.

До сих пор остается неясным, почему все так благосклонно относились к Флойду, признавшемуся в шпионаже в пользу СССР.

Как предполагает Халберт, возможно, Британия не хотела, чтобы новый шпионский сандал осложнил отношения с США. Вашингтон уже и так был потрясен делом Кембриджской пятерки, а новый шпионский скандал добавил бы в отношения союзников ненужной напряженности.

"Нет никаких свидетельств, доказывающих, что Флойд получал какое-либо материальное вознаграждение от русских", - подчеркивается в одной из служебных записок министерства иностранных дел.

Такое отношение к недавнему шпиону, работавшему на СССР, заставляет задаться вопросом: не решил ли Лондон использовать Флойда в качестве двойного агента в обмен на его свободу? Через несколько месяцев после возвращения в Британию Флойд был принят на работу в газету Daily Telegraph корреспондентом по странам соцлагеря. Главный редактор газеты Малколм Маггеридж, который в молодости также был увлечен идеями коммунизма, во время войны работал на британскую разведку.

Двойной, тройной агент?

А может быть, Флойд переиграл всех и стал тройным агентом, продолжая работать на Москву?

На этой неделе британское министерство иностранных дел рассекретило около 300 документов, касающихся истории с Флойдом, однако ответов на многие вопросы в этих бумагах нет.

В документах содержится довольной подробный отчет о недолгой дипломатической службе Флойда, отчаянных попытках британского правительства оставить незамеченным еще один унизительный шпионский скандал, и о еще более сбивающем с толку переходе Флойда на журналистскую работу в Daily Telegraph всего через несколько месяцев после признания в шпионаже.

В Daily Telegraph Дэвид Флойд считался одним из самых авторитетных кремленологов Великобритании, хотя самому ему очень не нравился этот титул.

По словам Халберта, Дэвид Флойд был шпионом, о котором до сих пор многое неизвестно, и журналистом, самой интересной историей которого, возможно, была его собственная.

Источник