Story

Львы и Бык — символы средневекового Баку

img

В незапамятные времена Баку возник как город- крепость, окруженный высокими стенами. Они защищали жителей от набегов неприятелей, являлись символом их стойкости. Во второй половине XIX в. жителям уже не было нужды защищаться от неприятелей, и стены стали своеобразной границей между Баку средневековым и Баку европейским. Эти стены имеют уникальную историю.

Наиболее древняя их часть датируется XII в., т.е. периодом династии Кесранидов, хотя сам Баку, несомненно, появился намного раньше. Об этом участке XII в. стало известно в период реставрации крепостных стен, когда из кладки был извлечен камень с трехстрочной надписью, выполненной арабской вязью: «Повелел строить крепость мелик великий, премудрый, справедливый, победоносный, ревностно защищающий ислам, слава государства, опора ислама и мусульман, величайший хаган, великий ширваншах Абу-ль-Хиджа Минучихр сын…» (или Манучехр, 1120-1149). Эта плита была передана в Музей истории Азербайджана в Баку.

Вплоть до середины XIX в. город был окружен двумя рядами крепостных стен с суши и одним рядом со стороны моря. Более того, перпендикулярно этой стене прямо в море уходили еще две, создавая надежно укрытую гавань для кораблей.

С суши, помимо двух рядов стен, крепость была защищена еще и рвом между ними, который в момент опасности мог быть легко заполнен из подземных источников и родников. Таким образом были соблюдены все законы и правила средневековой фортификации, и крепость по праву считалась самой укрепленной на Каспийском море.

С начала XIX в., когда Бакинское ханство было присоединено к России, русские инженеры в 1808 г. устроили ров и семь бастионов, практически на всем протяжении стен с них были сбиты зубцы, мешавшие установлению здесь российской артиллерии. Но позже надобность в стенах как в фортификационных сооружениях начала отпадать, стены ветшали, их никто не ремонтировал.

Нефтяной бум во второй половине века с необыкновенной быстротой изменил и облик, и традиционный уклад, и ритм жизни старинного восточного города-крепости, который был не в состоянии вместить в своих стенах разнообразную и разнородную волну иммигрантов.

Неудивительно, что уже к 70-м гг. XIX в. встает вопрос о расширении городских границ. Причем поначалу планировалось сделать это самым «простым», на первый взгляд, способом, — путем сноса ненужных теперь крепостных стен. От того участка стены, что отделял город о моря, избавились еще в 1865 г. — после того как военный губернатор, он же управляющий и гражданской частью Бакинской губернии, генерал-лейтенант Михаил Петрович Колюбакин испросил соизволения на его уничтожение под тем предлогом, что стена «препятствовала свободному движению воздуха».

Эта же участь ожидала и второй ряд стен со стороны города. Однако эта вторая стена, о первоначальном облике которой можно рассуждать разве что на основе немногочисленных карт, рисунков, гравюр и фотографий, не была все-таки в 80-х гг. уничтожена бесследно. От нее остались… ворота.

Дело в том, что на месте двойных ворот (Гоша Гала Гапысы) в каждой из двух стен были ворота одинарные. Такие узкие, что не каждая телега могла проехать. Их, кстати, называли в разное время по-разному: Дербентскими (из них выходила дорога на Дербент), Шемахинскими (дорога на Шемаху шла в этом же направлении), воротами шаха Аббаса…

Во времена этого правителя на воротах имелась строительная надпись, из которой становилось ясно, что внешние стены (на языке фортификации фособрейные), устроены по его велению вместе с воротами. Внутренние же большие стены возведены по участкам местными сельскими жителями, как видно из надписей, в конце XVI в.

Когда внешнюю стену снесли, память о ней решили увековечить и придумали довольно необычный для этого способ: сделать двойные ворота во внутренней стене. Но самое главное, что удалось сохранить от ворот внутренней стены — это загадочный барельеф, символ средневекового города Баку, существовавший еще задолго до индустриального подъема и нефтяного бума.

Барельеф представляет собой мастерски высеченную в камне композицию, изображающую двух львов, стерегущих массивную голову быка в окружении двух небольших дисков. На вторых — новых — воротах этот символ был повторен уже в середине 80-х гг. XIX в. Кроме того, в левый портал новых ворот строителями были вмонтированы как декоративные элементы два камня с древними арабскими надписями.

Что же обозначает этот символ, являющий собой наглядный и очень интересный образец средневековой восточной геральдики? Немецкий путешественник и ученый Энгельберт Кемпфер, побывавший в Баку в 1683 г., попытался, разумеется, не без помощи местных знатоков, расшифровать старинный бакинский герб. Думал ли он, что спустя столетия историки и простые бакинцы будут благодарны ему за его исследования?

Итак, голова быка, согласно Кемпферу, символизирует сам старый город-крепость, население которого, не имея возможности заниматься земледелием из-за засушливости почв и сильнейших ветров, традиционно занималось скотоводством. Как утверждают многие ученые, бык и корова являлись древнейшим тотемом абшеронцев, эти изображения можно встретить в наскальных рисунках, в жилищах, а позднее и на монетах, и посему использование головы быка на древнем гербе — это своего рода дань многовековой традиции.

При раскопках Ичери-Шехер и ее окрестностей неоднократно находили изображения коров и быков. Известно, что бык глубоко почитался зороастрийцами, и вполне возможно, что первым гербом древнего Баку была голова быка.

Этот символ имеет истоки в глубокой древности, уходит во времена язычества. Корова считалась праматерью людей и являлась священным животным — очертания черепа коровы (быка) в точности повторяют очертания репродуктивных органов женщины. Использование образа головы/черепа коровы или быка в магии является очень мощным и эффективным средством для достижения определенных целей — как добрых, так и злых. Но чаще всего изображение черепов и голов коровы или быка использовались для защиты. Ими украшались ворота, заборы, дома, межевые знаки.

Что касается львов, то их изображение, по мнению многих историков, дань геральдическим традициям Переднего Востока, персидской культуре, ведь и в новейшей истории изображение Льва и Солнца (Шир-е-Хоршид) является своеобразным иранским «серпом и молотом». Отличие бакинских львов от персидских, пожалуй, лишь в том, что они не держат мечей. Образ льва — такой же древний, как образ быка (коровы).

У древнеримского писателя и философа Амвросия Феодосия Макробия (Макробиуса) сказано, что львы символизируют Землю, Мать богов. Пара львов означает дважды сильного властелина, а также стража дверей, врат и сокровищ, либо Древа Жизни. Часто они поддерживают на изображениях солярный символ и олицетворяют неусыпную бдительность и храбрость.

Образ льва — образ архетипический, свойственный большому числу народов и культур. Практически везде он имеет двойственное значение (как и все в этой жизни), неся в себе и солярный (солнечный), и лунный символизм, олицетворение и добра, и зла. В качестве солярного символа лев олицетворяет жар, блеск и силу полуденного Солнца, принцип огня, великолепие, силу и храбрость, стойкость, справедливость, закон, военную мощь, Царя Зверей. В качестве лунного символа лев символизирует жестокость, свирепость, звериный образ жизни. Он — символ войны и является атрибутом богов войны.

Может быть, исходя из подобных предположений, некоторые историки считают, что все гораздо проще: львы, стоящие с двух сторон от быка, могут символизировать Сефевидов, захвативших Баку, в котором еще могли оставаться исповедующие зороастризм. Хотя на минарете Джума мечети, построенном в 1437 г., сохранились изображения четырех львов геральдического характера и, следовательно, львы могут быть связаны древним гербом Ширвана, т.к. в культуре тюркских народов являются весьма распространенным символом. Он также часто встречается у шумеров, которых многие историки относят также к тюркам.

Кемпфер же считал что львы вместе с дисками рядом с головой быка могут символизировать светила. Как уже было сказано, изображения быка в старинной городской геральдике зачастую сопровождалось изображением Солнца и Луны по бокам, что являлось символом дня и ночи. Возможно, эту же смысловую нагрузку несут и небольшие диски, высеченные у бычьих голов над парными крепостными воротами. Итак, в совокупности замысловатый герб на воротах у основного входа в крепость, по Кемпферу, можно прочесть следующим образом: Львы (т.е. крепостные стены) стерегут Быка (т.е. город) днем (Солнце) и ночью (Луна).

Когда-то давно это изображение было гербом города Баку. Однако когда маленькая средневековая крепость начала разрастаться и превратилась в большой город, у Баку появился другой герб: три огня в щите.

Герб Баку периодически видоизменялся. В 2001 г. в качестве городского герба было принято изображение в виде французского прямоугольного щита голубого цвета, внутри которого изображены три огня и волны. А изображение быка в окружении двух львов уже в нашем веке стало гербом Ичери-Шехер. С точки зрения геральдики, конечно, неофициальным, а символическим, культурным.

Источник