Интересное

Любимое хобби наркобарона: гоночная карьера Пабло Эскобара

img

«Он начал свой бизнес с торговли подержанными велосипедами, а после переключился на автомобили и недвижимость» — так в конце 70-х колумбийские журналисты писали про начинающего пилота по имени Пабло Эскобар, хотя во время его выступлений до трассы загадочным образом не добирались самые быстрые соперники, а судьи закрывали глаза на превосходство техники… Мы попробовали разобраться в загадочной гоночной карьере наркобарона.

Всего за пару лет деятельности Медельинский наркокартель достиг невиданного размаха и уже в 1979-м контролировал 80% кокаинового трафика в США, а его главарь Пабло Эскобар превратился в одного из самых могущественных и богатых преступников на планете. В «лучшие» годы его кокаиновая империя зарабатывала около 60 миллионов долларов в день. Неудивительно, что Эскобар развлекался как мог.

Роскошные поместья, сотни гектаров земли, дорогие автомобили, самолеты и даже собственный аэропорт. Теоретически Эскобар мог бы запросто купить себе место в Формуле-1 (а то и всю Формулу-1 целиком), но предпочел остаться на родине (видимо, работы было невпроворот) и начать карьеру пилота с самых азов. В 1979 году он заявился в местный монокубок, гоняться в котором предстояло на хэтчбеках Renault 4.

Неуклюжий французский автомобильчик с высоким клиренсом едва ли ассоциировался с автоспортом, но для бедной Колумбии эта машина значила примерно то же самое, что в свое время Volkswagen Beetle для Германии и FIAT 500 для Италии. Поэтому многие колумбийские умельцы дорабатывали Renault 4 для гонок, тем более, в 1971-м недалеко от Боготы построили первый в стране стационарный автодром.

Любил Renault 4 и сам Эскобар. Легенды гласят, что в 1974 году, когда будущий наркобарон был впервые арестован, он был именно за рулем реношной «четверки». А его сестра Альба Марина Эскобар рассказывала, что он частенько дарил друзьям дорогие автомобили в обмен на их старые Renault 4.

Эскобар подошел к своему увлечению гонками с размахом. На трассу он прилетал на собственном вертолете, а его механики, помимо основной машины, готовили еще три запасных. И, конечно, в импровизированном моторхоуме Дона Пабло всегда были красивые женщины и дорогой алкоголь. Один из его соперников по сезону 79-го, Джулиан Калле, говорил, что очень удивлялся, когда кто-то действительно верил, что Эскобар не связан с продажей наркотиков.

Эскобар был далек от гоночного таланта своего земляка Хуана Пабло Монтойи, но его машины всегда были чуть быстрее, чем у конкурентов. Возможно, дело было в безграничных финансах, а может быть, Эль Патрон и его команда намеренно нарушали регламент. Так или иначе, все, что было проиграно в поворотах, Эскобар стремительно возвращал на прямых. И протесты не подавал никто…

Эскобар проехал в 1979 году шесть гонок монокубка Renault 4 и даже занял вторую позицию в чемпионате. Правда, у него были весьма изощренные методы борьбы с соперниками. Нет-нет, никаких пуль и бомб, но говорят, что люди Эскобара подкупали местных полицейских, чтобы те… задерживали соперников по пути на трассу. Например, эта участь постигла Альваро Мехию, и он чуть не опоздал на старт.

Вслед за Эскобаром гонками увлекся и его двоюрдный брат Густаво Гавирия, который был главным финансистом Медельинского картеля. Сценку их борьбы на гравийной трассе можно увидеть в одном из эпизодов сериала Narcos. Гонялись и другие основатели кокаиновой империи, братья Очоа. У картеля была целая команда, в которой, помимо Renault 4, использовались и подготовленные седаны Simca 1000. На машинах красовались спонсорские наклейки фабрики по производству велосипедов Bicicletas Ositto, которую Эскобар создал для своего брата Роберто.

После скромного Renault 4 у Эскобара были Porsche 911 и 935, на которых он продолжил гоняться как у себя на родине, так и во всей Южной Америке. Дон Пабло подружился с пилотами, среди которых был и Рикардо Лондоньо, главная надежда колумбийского автоспорта того времени. Однажды они поспорили, что Эскобар за рулем Porsche 935 проиграет Лондоньо меньше 15 секунд в подъеме на холм в окрестностях Медельина. В итоге отставание составило восемь секунд, и Эскобар выиграл спор.

Эль Патрон попробовал себя и в роли гоночного спонсора, оплатив Лондоньо место в формульной команде Ensign на Гран-при Бразилии 1981 года, но колумбиец проехал лишь тренировки, после чего с подачи Берни Экклстоуна ему отказали в выдаче суперлицензии. В дальнейшем колумбийские власти не раз предъявляли Рикардо Лондоньо обвинения в связях с наркотрафиком.

В восьмидесятые Медельинский картель продолжил набирать обороты, и Эскобару пришлось отойти от гонок, чтобы сосредоточиться на управлении своей кокаиновой империей. На пике она контролировала почти весь мировой траффик кокаина. О том, что было дальше, снят не один фильм и исписана не одна страничка Википедии. Власти Колумбии и США объявили Медельинскому картелю войну, а 2 декабря 1993 года Эскобар был ликвидирован снайпером колумбийской полиции. Никто и никогда больше не воспринимал его просто богатым любителем автогонок.

Источник