Story

Исследование Таскиги: чудовищный эксперимент в США

img

Исследование проводилось под эгидой Службы общественного здравоохранения США и имело целью исследовать все стадии заболевания сифилисом на 600 больных из числа бедного афроамериканского населения (причём 201 из них не были заражены сифилисом до начала эксперимента над ними).

В те годы сифилис считался одним из самых страшных заболеваний. Им болели 35% населения. Самая высокая статистика заболеваемости была (кстати, остается и сейчас) в южных «черных» штатах. В 1929 году придумали лечить сифилис ртутью и висмутом. Но излечивались всего 30% больных, лечиться нужно было месяцами, а побочные эффекты были токсичны и часто смертельны.

Изначальная цель клинического испытания была даже благородной – понять, как лечить сифилис среди нищего черного населения. Поначалу идея исследования была посмотреть, не лучше ли себя будут чувствовать больные, если их не лечить вообще, чем лечить ртутью, а также изучить разные стадии заболевания в надежде найти способ лечения каждой из них. Планировалось следить за развитием заболевания в течение 6 месяцев, после чего провести лечение имеющимися средствами. Но из-за Великой Депрессии финансирование прекратилось, и врачи не могли больше покупать лекарство для «фазы лечения». Однако доктора Таскиги решили продолжать исследование. Они решили, что лечить афроамериканцев никто не будет и дальше, а будут наблюдать и описывать.

В 1945 году лекарство от сифилиса изобрели – это был пенициллин, который сейчас никого не удивляет, а тогда реально был чудом. И врачи Таскиги могли бы использовать открытие пенициллина, чтобы вылечить наконец своих больных. Ведь все эти годы подопытные оставались вообще без какого-либо лечения. Однако афроамериканцы Таскиги о пенициллине так и не узнали. Врачи, проводящие исследование, решили продолжать наблюдать, как болезнь распространяется в организме больного и постепенно убивает его. Участникам по-прежнему ничего не говорили про пенициллин и вообще про то, что они больны сифилисом.

Никого из подопытных не предупредили, участниками какого эксперимента они являются. Им сказали, что их лечат от «плохой крови» («плохой кровью» местные жители объясняли сразу несколько заболеваний – сифилис, анемию, и даже просто усталость). На самом деле, никакого лечения афроамериканцы не получали. Тех, кто соглашался «лечиться», бесплатно «осматривали», кормили в день осмотра, и обеспечивали похоронной страховкой в обмен на согласие на вскрытие тела после смерти. «Лечение», которое получали участники эксперимента, на самом деле было иллюзией. Более того, больные получали регулярную болезненную спинномозговую пункцию (так врачи отслеживали развитие нейросифилиса - то есть прогрессирование болезни в мозге и нервной системе).

Поскольку пункция была очень болезненной, врачи назвали ее «последним шансом на особенное бесплатное лечение». Эксперимент также требовал от участников согласия на вскрытие после смерти. Во время второй мировой войны, 250 из объектов эксперимента были призваны, и им поставили диагноз во время призыва. Но исследователи проследили, чтобы пациенты не узнали свой диагноз, и чтобы лечение, которое им назначили в армии, они не получили.

Врачи тщательно следили, чтобы подопытные афроамериканцы не пошли лечиться к другим врачам, их не клали в больницы и не принимали на лечение амбулаторно. Да собственно, им и некуда особенно было обращаться за помощью – в районе Таскиги было всего две больницы, одна из которых подчинена исследовательскому институту, проводящему опыт.

Эксперимент продолжался до 1972 года. СОРОК ЛЕТ. Двадцать пять лет после того, как появился пенициллин. За это время 28 подопытных умерли от сифилиса и еще 100 – от осложнений сифилиса. Оставшиеся в живых страдали самыми разнообразными последствиями сифилиса - от потери зрения и хромоты до полного слабоумия. 40 женщин – жен подопытных, были заражены сифилисом и тоже не получали лечения, а 19 детей, рожденных в этих семьях, получили врожденный сифилис.

Никакого наказания тем, кто придумал и проводил исследования, не последовало. Врачи-экспериментаторы продолжали утверждать, что никаких этических норм в ходе исследования нарушено не было, и обижались, когда их сравнивали с фашистами. Доктор Хеллер в ответ на подобные обвинения заявил: «Они были объекты, а не пациенты. Клинический материал, а не больные люди».

Источник