Story

История африканского мальчика, выжившего в нацистской Германии

img

В 1933 году нацисты установили полный контроль над Германией. Пропаганда Гитлера работала настолько отменно, что даже семилетний мальчик проникся идеологией превосходства арийской расы. Он попросил няню пришить на ему на свитер свастику.

Казалось бы, что так делал практически каждый немецкий мальчишка тех времен. Но наш герой был темнокожий. Этот момент вошел в историю, поскольку учитель Ханса-Юргена Массакуа в тот день сфотографировал его.

Вечером пришла мать Ханса, которая не разделяла политических взглядов сына, и сразу же сорвала свастику с его одежды.

В 2001 году в одном из интервью Массакуа рассказал: «Моя няня была человеком наивным и далеким от политики, без лишних слов исполина просьбу. Учитель же наоборот, сильно удивился увиденному. Даже решил сделать фото негритенка с нацистской символикой».

Как же так случилось, что темнокожий мальчик оказался в нацисткой Германии 1933 года. Он родился в 1926 году в Гамбурге. Отцом Ханса-Юргена оказался либериец Аль-Хадж Массакуа, а мать — немка Берта Баетц.

Отец Ханса после его рождения переехал в Дублин, чтобы изучать право. Поэтому мальчик жил с мамой у своего деда, Момула Массакуа, который был генеральным консулом Либерии в Германии. Ранее Момулу был племенным королем в Либерии.

В своих воспоминаниях Ханс писал: «В детстве темная кожа у меня ассоциировалась с превосходством. Всё потому, что прислуживали у нас в доме белые».

Аль-Хадж так и не женился на Берте, вернувшись вместе со своим отцом в Либерию. Тогда матери Ханса пришлось его воспитывать в одиночку. Тогда же на маленького Ханса обрушилась настоящая жизнь: люди смотрели на него с удивлением, постоянно указывали пальцем и перешептывались.

Массакуа за всё время, проведенное в Гамбурге, ни разу не видел чернокожих. Кажется, он был там один такой. В школе дети косились на черного малыша, а учителя относились не как ко всем остальным.

Первые негры в Германии появились в оккупированном Рейне. Французы использовали для его контролирования колониальные войска. В те годы градус ненависти к африканцам достиг предела. Гитлер внушал гражданам, что они портят их чистую европейскую кровь. Да и вообще это заговор евреев: уничтожить белую расу путем кровосмешения.

Когда Массакуа учился в начальной школе, среди детей стали проводить соревнования за право вступления в Deutsches Jungvolk, которая была частью молодежной организации Гитлерюгенд. Конечно же черного мальчика туда не брали.

«Я так сильно хотел стать частью этого движения. Меня восхищали дети, марширующие по улицам с развевающимися на ветру флажками, звонкими барабанами зычными трубами», — вспоминал Ханс-Юрген.

Один за другим одноклассники мальчика вступали в Deutsches Jungvolk, а он возвращался домой со слезами на глазах. Впрочем, Ханс считал себя немцем. Мать ему постоянно говорила об этом.

В 1936 году в Берлине прошли Олимпийские игры. Тогда афроамериканский спортсмен Джесси Оуэнс выиграла четыре золотые медали, показав всему миру несостоятельность нацистской теории о превосходстве белой расы.

Тем не менее для Массакуа все пути в Германии были закрыты. Несмотря на хорошие отметки в школе, на хорошую работу он претендовать не мог. Его ждала должность помощника машиниста поезда.

К тому же нашему герою запрещали заводить отношения с белыми. Однако он умудрился соблазнить одну немку. Когда ночью их застукал патруль, Ханса хотели забрать в участок. Парню повезло, что там он встретил знакомого полицейского, который отпустил его.

Когда началась Вторая мировая война, Массакуа попытался записаться в Вермахт, но ему отказали в такой чести. Во время бомбардировок Гамбурга он прятался вместе с мамой в подвале дома.

Каким-то чудом Хансу-Юргену удалось выжить. В 1948 году отец забрал его в Либерию, а через 2 года он эмигрировал в США. Там Массакуа записался в армию, где сразу же пригодился: его отправили воевать в Корею.

Благодаря службе в армии Массакуа получил американское гражданство. Вернувшись на новую родину он поступил в Университете штата Иллинойс, где получил степень магистра журналистики. Успехи в карьере привели его в редакцию журнала Eboby, который ориентированный на афроамериканскую аудиторию.

Приключениям Ханса-Юргена не позавидуешь, но и скучной его жизнь точно не назовешь. Единственный чернокожий в Гамбурге во времена глубочайшего презрения к неарийцам среди местного населения сумел выжить и выбиться в люди.

Массакуа умер в 2013 году, прямо в свой 87 день рождения. В одном из последних интервью журналист заявил: «Расизм универсален, его проявления можно наблюдать по всему миру. Надеюсь, что люди стали более благоразумными и больше не допустят того, что творилось в нацисткой Германии».

Источник