Интересное

Абебе Бикила: босиком к золоту

img

Эта уникальная история случилась 58 лет назад, 10 сентября 1960 года в предпоследний день Олимпийских игр в Риме. Никому неизвестный 28-летний солдат личной гвардии императора Эфиопии Абебе Бикила одержал с мировым рекордом победу в марафонском беге, преодолев всю дистанцию босиком.

Это был лишь третий марафон в его жизни

… Бикила и марокканец Бен-Абдесселам Рхади ушли в отрыв где-то на середине дистанции, проложенной по историческим улицам Вечного города. Бывший солдат французской армии и чемпион Франции Рхади уже успел к тому времени полюбиться римлянам: именно он накануне долгое время дерзко возглавлял самый великий, как потом его назовут, в истории легкой атлетике забег на 10 тысяч метров, в котором в итоге победил Петр Болотников.

А вот имя бежавшего босиком эфиопа никому ничего не говорило. Это потом все узнают, что Абебе Бикила в переводе с языка оромо означает «цветок, который расцвел», что это был лишь третий марафон в жизни Абебе, начавшего серьезные занятия легкой атлетикой четыре года назад со спринта. Потом он также расскажет, что с десяти лет пас овец, покрывая в поисках пастбищ огромные расстояния через низины и горы, что в школьные годы мог сутками играть в любимую эфиопскими мальчишками чанну, игру похожую на хоккей на траве.

Потом со слов счастливого тренера легкоатлетической сборной Эфиопии финского специалиста Оли Нисканена станет известно, что физические данные Абебе – рост 177 см и вес 60 кг – идеально подходят для серьезных занятий бегом на длинные дистанции и что кумиром его ученика является советский стайер Владимир Куц.

А если бы приехал друг Бикилы?

А во время бега, даже когда Абебе с Рхади оторвались от соперников, никто его всерьез не воспринимал. Ни его, ни другого представителя Эфиопии Абебе Вакгира, также бежавшего на потеху публики босиком. Все понимали, что настоящий марафон начинается после тридцать пятого километра. К тому очень популярна была в те годы теория о том, что чернокожие африканцы не способны бегать длинные дистанции…

Действительно, среди всех тринадцати к тому времени олимпийских чемпионов в марафоне и двадцати рекордсменов мира на этой дистанции не было ни одного коренного африканца.

Но именно Бикила первым пришел к финишу, установленному под древней Аркой Константина, улучшив на секунду мировой рекорд (2:15.17), принадлежавший советскому марафонцу Сергею Попову (он тоже участвовал в этом марафоне и закончил бег пятым) и опередив на 25 секунд Рхади. Мало того, новоявленный чемпион на целых восемь минут (!) превысил прежний олимпийский рекорд знаменитого чеха Эмиля Затопека. Эта победа никому неизвестного эфиопа произвела эффект разорвавшейся бомбы. Никто не понимал, как ему босиком удалось пробежать так быстро по неровным античным камням Аппиевой дороги и наждачному асфальту мимо стен Колизея?

А Бикила, словно издеваясь над теми, кто на старте с ехидцей смотрел на его босые ноги, заявил на пресс-конференции, что он вряд ли бы победил, если бы в Рим приехал его друг, который намного сильнее его. Но другу не повезло, о чем он, Бикила искренне сожалеет, потому что в день отборочных соревнований ему пришлось «сбегать» к заболевшей маме, которая живет в каких-нибудь 35 километрах от Адис-Абебы, и в связи с этим он немного опоздал к старту…

Кстати, по результатам этих соревнований Бикила не попал в олимпийский состав, но был включен туда в самый последний момент, после того, как их победитель Вами Бирату получил травму, играя в футбол.

Существует легенда, что изначально Абебе не планировал бежать босиком, но принял это решение после того, как, якобы, опоздал на раздачу кроссовок, которые участникам марафона предоставлял «Адидас», и среди оставшихся пар не нашел удобной для себя. Но это версия не выдерживает никакой критики, поскольку, во-первых, невозможно себе представить столь топорной работы фирмы-монстра, бывшей одним из спонсоров Игр и оставившей при этом кого-то без кроссовок. Во-вторых, согласитесь, если бы он на самом деле хотел бежать в обуви, то наверняка прилетел бы в Рим с ней.

Ну и, наконец, в-третьих, есть много свидетелей, видевших, как начиная с первого сентября, когда сборная Эфиопии поселилась в Олимпийской деревне, Бикила и Вакгира каждый вечер меряли на тренировках своими босыми ногами километры римских дорог…

Сам Бикила, когда его спросили на победной пресс-конференции: почему он бежал босиком, ответил, как и подобает императорскому гвардейцу: «Я хотел, чтобы во всём мире узнали, что моя страна, Эфиопия, всегда побеждала благодаря решительности и героизму».

Смерть самурая

Есть еще одна легенда, касающаяся тренерской установки, полученной Абебе от тренера. Согласно ей, Нисканен якобы предупредил своего подопечного, что главный фаворит состязаний – марокканец Рхади с нагрудным номером 26. Мол, удержишься за ним – наверняка получишь медаль. Однако по неизвестным причинам Рхади стартовал под номером 185, и Бикила долго не мог понять, на кого же ему ориентироваться. Тщетно пропускал мимо себя соперников, ища названного фаворита. Потом убегал к голове пелотона, никого не находил и снова притормаживал. В конце концов, догнал лидера, бежавшего под номером 185, и расположился у него за спиной…

А где все это время был Нисканен, почему не подсказал ученику, что у марокканца другой номер? Почему главным фаворитом он считал Рхади, а не, например, мирового рекордсмена Сергея Попова? Как, в конце концов, марокканцу удалось поменять стартовый номер?.. Впрочем, решайте сами , верить ли этим двум легендам или нет.

После этой победы первый в истории чернокожий олимпийский чемпион из африканской страны стал национальным героем Эфиопии. Чествования Бикилы продолжались несколько дней. Любящий спорт император Хайле Селассие I присвоил ему офицерское звание, наградил высшей государственной наградой и подарил новый дом.

Через четыре года на летних Играх в Токио мир увидел еще один триумф Бикилы, ставшего первым в истории двукратным олимпийским чемпионом по марафонскому бегу. «Цветок расцвел» еще раз, несмотря на то, что за шесть недель до начала Олимпиады Абебе попал на операционный стол с аппендицитом. В Токио он бежал уже в кроссовках, но это не помешало ему вновь улучшить мировой рекорд. На этот раз почти на две минуты – 2: 12.12.

Занявший второе место прежний обладатель высшего достижения англичанин Бэзил Хитли прибежал к финишу четырьмя минутами позже.

Тогдашний главный тренер легкоатлетической сборной СССР Гавриил Коробков рассказывал потом, что оторвавшийся от пелетона уже на пятнадцатом километре Бикила вбежал на стадион, как свежий мустанг, будто и не было позади более чем 42-километровой изнурительной дистанции. Стремительно миновав финишную черту, он направился к центру поля, где на глазах у потрясенной публики начал делать разминочные упражнения. Размахивал руками, наклоняя и вращая корпус, лег на спину, подняв вверх тонкие и сильные, как у лося, ноги, показывая всем своим видом, что мог бы пробежать еще много-много километров.

-- В тот день я еще раз убедился в том, что рядом с чьим-то триумфом всегда присутствует чужая трагедия, – вспоминал Коробков. – Бикила продолжал разминаться, когда стадион вновь взорвался – на дорожке показался кумир местной публики японец Кокичи Цубурая. Я увидел, как встал присутствовавший на стадионе император Японии Хирохито. Но почти тут же гул оборвался: сразу вслед за японцем, наращивая скорость, на стадион вбежал англичанин Хитли. Расстояние между ними стремительно сокращалось. И когда Цубурая поравнялся с императорской ложей, Хитли настиг его, и через 50 метров финишировал. В мертвой тишине. За ним как в замедленном фильме с нескрываемым отчаянием закончил бег японец. Для него, воспитанного в самурайском духе, случившееся стало больше, чем трагедией. Быть побитым на глазах самого императора – такого простить себе он не смог… И потому я даже не удивился, когда на следующий день узнал о смерти Цубурая. Еще на стадионе можно было предугадать, что он выполнит дикий обычай самураев и покончит с собой…

Но это случилось потом, а во время церемонии награждения оркестр, словно в насмешку, исполнил…гимн Японии, объяснив потом это тем, что гимн Эфиопии оказался единственным, который музыканты не успели выучить… Коробков, вспоминая эту историю, ошибся. Японец действительно покончил с собой, но не на следующий день, а 9 лет спустя.

А в жизни Абебе Бикилы был и третий олимпийский марафон – мексиканский, правда, неудачный. Там на семнадцатом километре, не выдержав нестерпимых болей, вызванных двумя перенесенными ранее тяжелейшими травмами, он вынужден был сойти с трассы. Как потом показал рентген, пробежал он эти 16 км с переломом малой берцовой кости. Тем не менее, потом уверял всех, что «ни за что бы не сошел, если бы это был его первый олимпийский бег, закончил бы дистанцию, чего бы это ему ни стоило!» И ему верили!..

Весной следующего года Бикила попал в страшную автокатастрофу. Чудом остался жив, но оказался парализованным. Передвигаться после этого мог только в инвалидной коляске, но не сломался, сохранив олимпийскую стойкость и постоянное желание побеждать. Начал заниматься стрельбой из лука, приняв в 1969 году участие во Всемирных играх инвалидов, предтече нынешних Паралимпийских игр.

Умер великий марафонец 25 октября 1973 года от кровоизлияния в мозг, ставшего следствием автокатастрофы. Похороны собрали более 75 тысяч человек. В Эфиопии указом императора был объявлен национальный траур.

Сегодня имя Абебе Бикилы носит Центральный стадион Аддис-Абебы. А в 2010 году шестнадцатый традиционный римский марафон был посвящен 50-летию олимпийской победы великого босоногого чемпиона, вдохновившего тысячи африканских подростков на занятия бегом.

Источник